Вести. Общестенно-политическая газета Большеулуйского района

Понедельник, 19 Ноября 2018 11:53:39 +0300
  Новости   |   Политика   |   Территория    |   Объявления   |   конкурс   |   Праздник   |   Правосудие   |   Спорт   |   Общество   |   Реклама   |   Актуально   |   Акция   |   Культура   |   Резонанс

Лишь бы дело не страдало?

Широко известна знаменитая скульптурная группа - фигуры трёх обезьян.


Автор: Администратор   |   05 Августа 2016    |   Рубрика: Новости

Одна мартышка закрывает уши, вторая - глаза, третья - рот. Что означает: «не слышу, не вижу, не скажу».

В буддизме все вместе они символизируют закрытость от окружающего мира и отрешённость от современной цивилизации. Казалось бы, какое отношение к этой древней восточной религии имеет Большой Улуй? Дело в том, что три перечисленные фигуры отражают смысл трёх конкретных ситуаций, сложившихся в селе.

ФИГУРА ПЕРВАЯ: «НЕ СЛЫШУ»

Вначале притча. Полюбили друг друга принц и принцесса двух соседних стран. Отец юноши с подарками приехал на смотрины невесты. И видит перед собой красавицу, умницу, скромницу… Ни единого недостатка при первом знакомстве! И вот садятся они за стол, на котором не было только птичьего молока. В разгар пиршества невеста случайно уронила кусочек хлеба. И ножкой в хрустальной туфельке отбросила его от себя. Отец жениха встал из-за стола и велел всей своей свите собираться в обратный путь, а сыну запретил жениться. И объяснил: «Человек, так относящийся к хлебу, не может быть хорошим, все его внешние достоинства — только маска»!

Во многих странах, а в России особенно, хлеб — гораздо больше, чем продукт питания. В небольшом кусочке этой материи заключён высокий духовный смысл. Это символ выживания народа в бедах и горестях, глава застолья в дни торжеств и праздников. Так исстари повелось на Руси. И сегодня можно судить о человеке по его отношению к хлебу.

Первое, что порадовало в Большом Улуе, когда поселился здесь двенадцать лет назад, это хорошие люди и вкусный, пышный хлеб, и ржаной, и пшеничный. Что касается людей, больших изменений не наблюдается, а вот хлеб явно «сдал» позиции. Один из магазинов Большого Улуя. Очередь ропщет: «Опять хлеб такой… Не то серый, не то белый… Это не второй сорт, а — никакой…» Продавщица оправдывается: — Да я уж сколько раз им говорила… Вчера сказала, что если ещё раз такой привезут, не буду принимать. — Почему же приняла? — Понадеялась… Иногда бывает вроде бы ничё… Дома разрезал булку пополам. Есть невозможно. Сырой хлеб, похожий на глину. Задумался, что делать? Выбросить? Вспомнил рассказ матери: «Это грех большой, выбрасывать хлеб, какой бы он ни был». В годы войны на Урале был голод. Маме - шестнадцать лет. Кроме неё, в семье ещё двое младших детей. Посреди избы - русская печь. И вот, каждое утро ребятишки обшаривали полочку возле полатей, где в мирные дни

Лишь бы дело не страдало? сушились сухари. Они знали, что там уже ни крошки не осталось, но всё равно на что-то надеялись: а вдруг не заметили вчера? И на полу искали — может, упал случайно кусочек. Я разрезал булку на сухари, возможно, так сгодится. Чем объяснить такое качество хлеба, хуже, чем в годы войны? Непрофессионализмом пекарей? Недостатком ингредиентов, идущих на выпечку? Разные смены и разный результат? Таким образом рождаются слухи и сплетни. В их основе не только «злые языки», но и отсутствие точной информации, объяснений, почему такое происходит? Уместен вопрос: неужели так наплевать на людей?! На свой авторитет? Наконец, — на хлеб наш насущный!.. Ведь который раз это повторяется! То хлеб «вроде бы ничё», то совсем никакой. Может быть, хозяева пекарен когда-нибудь услышат людей?! Пока напрашивается вывод, что наши хлебопёки закрыли уши, копируя известную буддийскую фигуру под названием «Не слышу».

ФИГУРА ВТОРАЯ: «НЕ ВИЖУ»

В марте этого года в газете «Вести» была опубликована моя статья «Лицо села» с редакционными комментариями к ней заинтересованных ответственных лиц. Речь шла о деловом центре села — улице Просвещения, где расположены муниципальные, краевые и федеральные учреждения. Такие, как отдел полиции (сразу скажем, к которому нет ни малейших претензий в рамках обсуждаемой темы), ЗАГС, центральная почта и т. п. И в частности, говорилось о сломанном козырьке здания, подходящем разве что заброшенному клубу с висящим амбарным замком на дверях в глухой таёжной деревне, на крыльцо которого уже давно не ступала нога человека.

В Большом Улуе под ним красуются солидные вывески прокуратуры, пенсионного фонда, отдела федерального казначейства. Здесь всегда много людей и машин. Народ приходит сюда не праздный, всегда по делу, и, казалось бы, причём тут какой-то козырёк? Мелочь, пустяк. Наплевать на внешний вид: лишь бы дело не страдало.

Но разве не ясно, что деятельность столь авторитетных органов требует соответствующей внешней формы! Безукоризненной. Иначе несовпадение формы и содержания в сознании приходящего сюда человека порождает психологический диссонанс, а на бессознательном уровне вполне скептическое отношение. Данная ситуация не что иное, как демонстрация пренебрежения к собственному авторитету, общественному мнению о важных социально-экономических структурах государственного значения. Делу это явно не способствует.

Цитирую комментарий начальника отдела казначейства в Большом Улуе: «Честно сказать, пробовали «выбить» у вышестоящего руководства хоть какие-то средства для облагораживания здания и прилегающей территории, но получили категорический отказ. Знаю, что в прошлом году ремонтировали «злосчастный» козырёк. Поэтому не думаю, что он действительно несёт в себе какую-то угрозу людям». Суть комментария уважаемой Любови Мельниковой (спасибо ей, остальные начальствующие лица отмолчались) в том, что жизни людей эта ситуация не угрожает, и ладно… Но ведь речь изначально — не об угрозе для жизни людей. О том, что одно из самых, на мой взгляд, красивых сёл в Красноярском крае, требует к себе соответствующего отношения. О том, что недопустима любая печать уродства на его «лице». Тем более, со стороны столь значимых, уважаемых и далеко не бедных учреждений. Цена вопроса — тысяч десять, не больше. В здании находятся примерно человек пятьдесят сотрудников. Скинуться по двести рублей, и проблема решена. Что мешает? Ну, а пока… К крыльцу подъезжают машины. Из них выходят солидные граждане. Затем их клиенты — тоже не абы кто! И чем явственнее печать солидности на их лицах, чем круче их машины, чем ярче дамские наряды, тем занимательней ситуация с визуальной точки зрения, когда они восходят на крыльцо под «злосчастным» козырьком. Этот «мелкий» изъян здания, придающий ему ущербный вид, контрастирует с внешним видом и достаточно высоким, по местным меркам, социальным статусом его обитателей. Возможно, они присмотрелись — привыкли, как говорится, «глаз замылился». Но довольно сложно не увидеть со стороны в этой сценке курьёзных элементов комедии.

А вот еще один комментарий к заметке «Лицо села» заместителя главы сельсовета: «Взять, к примеру, здание бывшего КБО. Оно хоть и принадлежит району, но уже долгое время находится без должного хозяйского внимания. Многим молодым парам, сочетающимся узами брака под сводами всё того же здания, хорошо известно, что не стоит фотографироваться сразу на выходе, чтобы не развеять чувство эйфории от столь значимого события, упёршись взглядом, пардон, об обшарпанные стены. Такие фотографии в семейном альбоме — честное слово, ни к чему». Это справедливое мнение Вячеслава Васильевича Железко подтверждает, что сюжетов для юмора в центре Большого Улуя долго искать не приходится. Может, пора прозреть ответственным лицам? А то смеяться, право, не грешно, когда вопреки тому, что само бросается в глаза, следует точная копия буддийской фигуры под названием в упор «Не вижу».

ФИГУРА ТРЕТЬЯ: «НЕ СКАЖУ»

В палисаднике дома, в котором живу, растёт берёза с опасным креном в сторону весьма оживлённой дороги всё на той же улице Просвещения, по которой ездят машины, ходят люди, мамы с детскими колясками… Могучие ветви легли на крышу дома и электрические провода. Если дерево будет падать, то, вероятнее всего, на провода и на дорогу. Жалко красавицу-берёзу, но если разыграется непогода, как это было недавно в Омске и Москве, где деревья выкорчёвывало с корнем, так, что пострадали люди, машины, здания, то и нам мало не покажется. Не предусматривать такое развитие событий, в надежде «авось, пронесёт», было бы с нашей стороны опрометчиво, учитывая резкие перепады летом от жары до грозовых ливней. В апреле текущего года хозяйка дома, где стоит берёза, обращалась в местный филиал РЭС, отвечающий за состояние электросетей в Большом Улуе. Принялись ждать реакции. Её не последовало. Пришлось прибегнуть к эпистолярному жанру. В мае в адрес руководства филиала и сельсовета было направлено заявление с просьбой, чтобы спилили верхнюю часть берёзы. Как в песне поётся: «Скоро

осень, за окнами август…». Ноль подвижек! Справедливости ради, почти сразу после письменного обращения пришёл из сельсовета Вячеслав Васильевич Железко. Посмотрел на берёзу, согласился, что ситуация может оказаться чреватой негативными последствиями. Поинтересовался, дошло ли заявление до электросетей? Можно сказать, реакция последовала. А вот, что касается филиала электросетей… Существуют правила реагирования на заявления граждан. То есть, какой-то ответ за минувшее время после 20 мая уже должен быть. В таком случае ситуация прояснится, что уже хорошо. Будет понятно, куда обращаться дальше. В данном случае речь идёт об угрозе для жизни людей, если могучее дерево порвёт провода и упадёт на дорогу. Это может случиться в любое время и без грозы. Не исключено, что достаточно сильного порыва ветра. Не понятно, в чём причина столь упорного молчания уважаемой организации. Ждут, «пока гром ни грянет»? Одно можно утверждать с полным на то основанием. Занятая ею позиция, грозящая непредсказуемыми последствиями, совпадает по смыслу с буддийской фигурой под названием «Не скажу».

Возникает вопрос: чем вызвана эта удивительная во всех трёх случаях закрытость и отрешённость от мирских проблем родного села, в духе древней восточной религии? Большой Улуй — современный районный центр. На его территории находится единственный в Красноярском крае НПЗ. Здесь развитая социальная инфраструктура, красивые места, сибирский характер жителей, исключающий равнодушие, высокомерие и камень за пазухой. На этом фоне упомянутые фигуры явно не вписываются в общую атмосферу села ни по форме, ни по содержанию.

Валерий ЗАЛЬЦМАН,

член Союза журналистов России, с. Большой Улуй. 





 ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Ваше имя:


Ваше сообщение:




Введите текст с картинки:


-а___зи'_ Adobe Flash Player

 НОВОСТИ
 ФОТОРЕПОРТАЖИ

 ОПРОС





Просмотреть все опросы
 ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

Пн., 12 Ноя. 2018 12:31:10 +0300
Зинаида добавил(а) комментарий к статье: Если хочешь быть здоров – постарайся!
Сб., 03 Ноя. 2018 09:21:37 +0300
читатель добавил(а) комментарий к статье: Коровы у дома
Пн., 29 Окт. 2018 10:44:43 +0300
Наталья Семеновна добавил(а) комментарий к статье: Ностальгия о хлебе
Сб., 27 Окт. 2018 08:51:57 +0300
Инна добавил(а) комментарий к статье: Ностальгия о хлебе
Пт., 26 Окт. 2018 10:54:43 +0300
Родительница добавил(а) комментарий к статье: Час обеда подошёл, сели школьники за стол


Наверх | На главную
Вести. Общественно-политическая газета Большеулуйского района